smiroslav (smiroslav) wrote,
smiroslav
smiroslav

Categories:

Из местечек - на губернский Олимп. О книге профессора В.П. Сапона

Автор исследования «Евреи в общественно-политической жизни Нижегородской губернии (1914–1920 гг.)» - доктор исторических наук, заведующий кафедрой Мининского педагогического университета Владимир Сапон.



Выбранная им тема не нова. Историки не раз подступали к ней, причем, с разных сторон, с отменой табу, наложенного на отечественную историографию в части еврейского вопроса еще сталинскими бюрократами. Одни, вслед за написавшим знаменитую книгу «Трехтысячелетняя загадка» академиком Игорем Шафаревичем, следовали в русле консервативной традиции, заложенной еще славянофилом Иваном Аксаковым и публицистом-нововременцем Михаилом Меньшиковым. Другие предпочитали либеральный, а то и пристрастно-апологетический ракурс (автор серии книг о взаимоотношениях КПСС и евреев Г.В. Костырченко, автор биографического словаря «Евреи в КГБ» В.А.Абрамов).

Первой такой серьезной работой, спроецированной на Нижегородский край, стала монография Б.М.Пудалова «Евреи в Нижнем Новгороде», изданная 15 лет назад и рамочно завершившаяся кануном 1-й мировой войны. Книга В.П.Сапона, с одной стороны, в хронологическом смысле явилась ее продолжением, с другой, - отчасти исправила идейный перекос, присущий работе предшественника, имевшей яркую национально-пристрастную смысловую окраску. Отметим, что однобокость труда Пудалова, ныне занимающего высокий пост руководителя областного комитета по делам архивов, выразилась как в трактовке российских Государей, особенно Александра III, будто бы поощрявших еврейские погромы, так и в нескрываемом любовании крайне одиозными выходцами из еврейской среды вроде Янкеля Свердлова и Геноха Ягоды, массово вступившими на кровавый путь революционного, а затем и государственного террора.

Книга Владимира Сапона состоит из двух частей. Первая представляет собой краткий исторический очерк, вторая – массивную подборку документов и материалов.
Обширная вводная статья повествует о появлении в Нижнем в 1840-е годы еврейской общины, складывавшейся поначалу, в эпоху Императора Николая Первого, из отставных военных и полицейских нижних чинов, так называемых «николок», а впоследствии – представителей торгово-ремесленного сословия, в нараставшем темпе прибывавших в тихий приволжский город из губерний черты оседлости. Из книги мы узнаем, что нижегородские евреи уже начала XX века – это влиятельная религиозно-этническая группа с крупной прослойкой из успешных бизнесменов, юристов, журналистов, врачей, музыкантов.

Факты опровергают укоренившееся с незапамятных времен представление, активно продвигавшееся еврейскими шовинистическими кругами, о национальном угнетении и крайнем бесправии еврейского народа в Российской империи. Таких фактов немало и в упомянутой книге Пудалова. Характерно, что большинство левых радикалов, вышедших из еврейской национальной среды, относились к состоятельным, если не к очень богатым семьям (Свердлов, Лубоцкий, Генкина). Признавая, что другие народы империи жили зачастую хуже российских евреев, Борис Пудалов дает этому вполне экстравагантное объяснение, сводящееся к выработанной многовековым религиозным воспитанием еврейской ментальности: «Богоизбранный народ отвечает перед Всевышним за все, что происходит на земле. Поэтому евреям предписано…бороться с несправедливостью».

* Группа нижегородской молодежи, крайний слева - Зиновий Свердлов.

Опровергая миф о еврейском бесправии и угнетении, правая газета «Козьма Минин» в номере от 22 февраля 1914 г. напечатала список нижегородцев – купцов 1-й гильдии и потомственных почетных граждан. В списке мы видим характерные имена и фамилии: Лейзерт Аврух, Мейер Алешников, Бейля Берхина, Ефроим Брусин, Давид Виленкин, Шмуйла Виленкин, Ехиель Воронов, М. Гуревич, Симон Гуревич, Мовша Гинзбург, Лейзер Гинзбург, Елья Глинкин, Моисей Гринвальд, Вульф Дембо и так далее по алфавиту, из 56 составивших перечень богатейших купцов только четверо оказались русскими.


Не берусь утверждать, что обнародованные органом губернского отдела Союза русского народа данные дают исчерпывающую информацию о деловых кругах Нижнего Новгорода той поры. Но факт большого и даже несоразмерного с долей евреев в населении участия их в экономической жизни края очевиден. Не выдерживает критики и утверждение о будто бы дискриминации евреев в образовании, не смотря на существование в определенные периоды процентных норм. Среди учащихся губернской гимназии мы видим немало отпрысков еврейских фамилий, причем не обязательно богатых. Те же Свердлов и Лубоцкий, принадлежавшие к мелкой буржуазии, беспрепятственно поступили в классическую гимназию, но подобно многим другим соплеменникам, предпочли мирным наукам и профессиям революцию: Свердлов выбыл из 4-го класса по причине неуспеваемости и плохого поведения.

В книге Владимира Сапона подобная предвзятость отсутствует. И в этом ее преимущество. Рассказ начинается с периода Первой мировой войны, вызвавшей резкий рост еврейских общин в городах средней России, включая и уездные. Как указывает автор, этот рост был обусловлен наплывом сначала беженцев из прифронтовой полосы, а затем и переселенцев, так как в разгар войны, летом 1915 года, правительственным распоряжением ограничения, связанные с существованием черты оседлости, были отменены. Если в 1913 г., сообщает автор, в Нижегородской губернии насчитывалось 3114 лиц иудейского вероисповедания (из них 2931 в губернском центре), то к середине 1916 г., по официальным данным, - более 10,5 тысяч евреев.

Наплыв мигрантов породил немало проблем, социальных, политических и криминогенных. Автор отмечает, что община и ранее «в массовом порядке» плодила леворадикалов. Как уже отмечалось, часто это были выходцы из зажиточных (бр. Свердловы, Лубоцкие, Израилевичи) и даже богатых (С.Поляк, О.Генкина) семейств. Теперь ряды еврейской прослойки, а сплошь и рядом – этнически окрашенного авангарда революционных партий многократно умножились. Многие историки именно в этом факторе видят движущую силу революционных смут 1905 и 1917 годов

Переворот 1917 г. и крушение российской государственности открыли евреям широкие возможности для реализации своих устремлений, пишет В.П.Сапон. Для многих из них именно революционная стихия была родной, что зачастую объясняется, как пишет другой исследователь, Б.М.Пудалов, «самой еврейской ментальностью». Среди лидеров и активистов местных партийных организаций левого и крайне левого толка — М.М.Бляшко (анархисты), В.Б.Либин (эсеры), А.Б.Заходер, С.М.Штерин и Н.И.Быховский (меньшевики), С.А.Левит и Я.З.Воробьев (большевики), Е.М.Ещин (кадеты). Действовали в Нижнем и чисто еврейские партии - «Бунд» и «Рабочие Сиона».

Краткий послеоктябрьский период в книге отражен большей частью простым перечислением функционеров-евреев в разных структурах новой власти. В процентном отношении их не так много, но занятые ими позиции ключевые. Военный комиссариат возглавил двуумвират Б.И.Краевский — И.Л.Коган при секретаре Э.А.Гондельмане, Губчека - Я.З.Воробьев, Губком и Губисполком — Л.М.Каганович, Губпродком – Г.С. Биткер, советскую управу — С.А.Левит, губфинотдел — Е.М.Канторович, комсомол - Иосиф Ганин и Наум Матусов.

«Весомый вклад в формировании органов советской власти в губернии, - отмечает автор, - внес Лазарь Моисеевич Каганович». Присланный в Нижний и введенный 28 мая 1918 года в состав губкома РКП(б), будущий сталинский сановник уже 22 июня стал его председателем, а четыре дня спустя – и председателем губисполкома, превратившись, по сути, во всесильного диктатора.



* Верхушка нижегородских большевиков. 1918 г. Сидит в центре - Лазарь Каганович, третий справа - Яков Воробьев.

Автор относится к нему с явной симпатией. Именно на правление Л.М. Кагановича пришлись самые трагические страницы местной истории – красный террор, безжалостное подавление отрядами ЧК десятков крестьянских восстаний, тысячи обысков нижегородцев, ставших конвейером по изъятию у них ценностей и имущества, взятие бесчисленных заложников и расправы над ними по классовому или профессиональному признакам. Однако Владимир Сапон не придает этому большого значения, более того, делает акцент на демократичности Кагановича и даже его гуманности. Так, в противовес утверждению о «безжалостности» Кагановича приводится пример, когда в ответ на требование Я.З. Воробьева оставить в тюрьме лидером меньшевиков А.А. Чиненкова, А.Б. Заходера, А.В. Траубе, К.И. Норкина, А.И. Бронина, Лазарь Моисеевич проводит решение губкома об их освобождении.


Приводимый автором книги список евреев-функционеров большевистского режима в Нижегородской губернии, безусловно, неполный. Его следовало бы значительно расширить за счет, скажем, Якова Гинзбарга — в 1919 году секретаря губернской Чека, Розы Гриншпун-Воробьевой — жены председателя Чека, занявшей должность заведующей отделом хранилищ, куда стекались огромные ценности, произвольно изъятые у состоятельных нижегородцев во время обысков и арестов, Бориса Гусмана — редактора главной губернской газеты «Нижегородская коммуна» и, кстати, зятя богатого местного купца, владельца кинотеатров Гецеля Беккера, Моисея Кагановича — председателя военревкома в Арзамасе (третий брат Каганович, Юлий, приедет в Нижний чуть позже, но зато вскоре станет 1-м секретарем Горьковского крайкома и обкома партии), Иосифа Немерзона — политкомиссара формировавшейся в 1918 г. в Нижнем 11-й стрелковой дивизии, Льва Розенблюма — члена коллегии Губчека, Ильи Шелехеса — секретаря Нижегородского ВРК в пик красного террора и ряда других деятелей РКП(б),Чека и РККА.

В разыгравшейся в те годы трагедии (гражданская война, красный террор, голод) те влиятельнейшие лица сыграли видную, если не сказать решающую роль. В книге В.П.Сапона все эти острые углы многозначительно обходятся, лишь изредка автор отпускает сдержанные замечания типа «Яков Воробьев заслужил разные политические и личные оценки». Как бы то ни было, книгу В.П.Сапона следует считать ценным вкладом в разработку белых пятен нижегородской истории и налаживание непростого русско-еврейского диалога в части объективного освещения нашего общего прошлого.

Станислав Смирнов, действительный член Историко-родословного общества в Москве.
Tags: Евреи Нижнего Новгорода, РКП(б), Тайны нижегородской истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments