Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Грустные заметки о вторых Галаевских чтениях

В Нижегородской областной универсальной библиотеке прошла II Международная научно-практическая конференция «Народ и власть: взаимодействие в истории и современности», посвященная памяти замечательного нижегородского педагога-юриста и историка-краеведа Юрия Галая, скончавшегося три года назад, 2 ноября 2012 года. Две грани его профессиональной и общественной деятельности, как ученого-правоведа и как знатока местной истории, отразились и в подборе участников конференции, и в заявленной ею программе.

В роли основных организаторов выступили, помимо областной библиотеки, «Высшая школа экономики-Нижний Новгород», где Юрий Галай, будучи заведующим кафедрой конституционного и административного права, долгое время трудился. И Центр краеведческих исследований ИМО ННГУ им. Лобачевского вкупе с Обществом «Нижегородский краевед», которое он на протяжении ряда лет возглавлял, приняв эстафету от выдающегося нашего историка И.А. Кирьянова. Большой вклад в подготовку и ведение состоявшейся конференции внесли профессор НИУ ВШЭ Ирина Михеева и профессор ННГУ и глава Общества "Нижегородский краевед" Федор Селезнев.

Пройдя мемориальную часть и отдавая дань двум ипостасям научного творчества Юрия Галая, конференция разбилась на два блока – историко-правовой и историко-краеведческий. Отметим, что широкой общественности Юрий Григорьевич был более известен именно как подвижник краеведения и неутомимый защитник памятников истории. Однако, в программе форума проявился значительный перекос как раз противоположного свойства. Если в секции «Правовые аспекты взаимодействия народа и власти» был заявлен 51 доклад, то в секции «Народ и власть в истории «Нижегородского края» только 25, из которых  вопросам краеведения уделили внимание не более 5 ораторов.

А ведь именно проблема взаимодействия и, зачастую, взаимного непонимания и даже отчужденности власти и народа в сфере исторической памяти, была одной из самых заметных в кругу интересов Юрия Галая. Об этом лучше всего говорят многие названия его статей, опубликованных в местной периодике с конца 1980-х годов: «Все расхищено, предано, продано…», «Смолкнувшие колокола», «Невосполнимая утрата», «Трагедия главного собора Нижегородской земли», «Из истории вывоза за границу нижегородских культурных ценностей в 20-30-х годах нашего столетия», «Экран вместо алтаря»...

Само собою напрашивалось, что в краеведческом блоке конференции обнаружится преемственность в отношении этих тем. Вместо этого докладчики-краеведы вновь рассказали нам хронику событий октябрьской революции и о системе выборов в советы рабочих депутатов.  А ведь тема взаимодействия власти и общества в части сбережения памяти и памятников и сегодня весьма актуальна. Возможно, даже не меньше, чем в 20-30 годах того столетия. Достаточно взглянуть, как бездумно сносят теперь чудом уцелевшие исторические дома и домики с деревянной резьбой, расположение  в сердце древнего города. Как противятся чиновники, занятые постоянным дележом земли и собственности, возвращению на карту исторических топонимов.

Юрий Галай был одним из немногих, кто эту тему исследовал в назидание потомкам и в меру сил пытался содействовать исправлению ошибок прошлого. Не случайно, что с конца 1990-х он возглавил местное отделение ВООПИК, а затем активно участвовал, будучи членом президиума Российского фонда культуры, в деятельности его Общественной топонимической комиссии, пытаясь, вместе с И.А. Кирьяновым, С.Л. Агафоновым, И.М. Ашкенази и другими патриотами города, пробить бюрократическую стену невежества и непонимания. Учеными давно доказано, что исторические названия – это такие же памятники истории и культуры. Это и стремились доказать члены общественной комиссии нижегородским чиновникам.

Пытаются и сегодня, но безуспешно. Преемственность в усилиях за сбережение памяти и памятников, столь важных для нашей духовной сущности, необходима. К сожелению, на прошедшей конференции ей было уделено до обидного мало внимания. А жизнь настойчиво этого требует. Об уничтожении исторической застройки я уже сказал. О состоянии множества памятников архитектуры и истории тоже нелишне напомнить. Спору нет, кое-что властями делалось и делается. Отреставрировали к какому-то юбилею бывший городской Николаевский театр, воссоздав все сбитые при большевиках лепные украшения и детали. Привели в должный вид здание Ромодановского вокзала, Верхнебазарных торговых рядов, кремлевского Арсенала, нескольких купеческих особняков. Воссоздана Зачатская башня кремля. Приятно пройтись теперь по Рождественской улице, где не только замостили брусчаткой тротуары, но и обновили большинство фасадов.

Но не даром говорят, что исключение лишь подтверждает правило. К сожалению, реставрация старинных зданий остается, скорее, приятным исключением. А правило оно подтверждает потому, что сквозь усилия по сбережению истории сплошь и рядом проглядывают чьи-то бизнес-интересы. У нас не было и нет цельной программы восстановления исторического наследия – того, что крушили направо и налево после 1917 года, о чем много и с горечью писал Юрий Григорьевич. Взаимодействие же власти с общественностью тогда служило чаще не тому, как сберечь, а тому, как хоть отчасти умерить пыл ретивых разрушителей.

Увы, идейные наследники тех погромщиков нередко и сегодня руководят и нашей культурой, и нашей охраной памяти. На конференции выступил с докладом руководитель проекта «Рождественская сторона» Александр Сериков. В обществе он позиционируется как ревнитель Старого Нижнего. В чем же конкретно проявляется эта ревность? Навскидку приходят две акции Александра Сергеевича – выступление против возвращения площади Лядова ее исторического имени «Монастырская» и публичная чистка памятника борцам 1905 года, что в сквере рядом с площадью Свободы.

Сколько у нас разрушающихся памятников истории! Пройдитесь по улице Черниговской (бывшая Благовещенская слобода) и у вас защемит сердце от состояния стоящих на ней дворянских особняков и комплексов  зданий бывших Башкировской и Дегтяревской мельниц. Примеров убогости и мерзости в историческом центре множество - стоит отойти на шаг кремля и Большой Покровской. У нас не было и нет памятных досок в честь выдающихся дореволюционных административных и общественных деятелей Нижнего. Почти нет памятных знаков, посвященных участию наших земляков в освободительных и отечественных войнах 1877, 1904-1905 и 1914-1918 годов.

Вместо этого воспитанные на заветах разрушителей 20-30х годов функционеры отмывают монументы борцам-террористам и, словно идеологические церберы той эпохи, оберегают неприкосновенность сомнительных и с моральной, и с исторической точек зрения топонимов вроде «площади Лядова».

Радетелю о нижегородской старине Серикову не мешало бы прочесть статью «На чем стоит свобода», опубликованную Юрием Галаем еще в 1992 году в газете «Курьер». В ней рассказывалось о том, как сооружался монумент борцам 1905 года. Было это в приснопамятном 1931 году. Уже два года минуло, как был взорван Нижегодский кафедральный Спасо-Преображенский собор (а хранившиеся в нем останки К. Минина на страх и риск собраны в ящик каким-то энтузиатом-краеведом). Несколько месяцев осталось до взрыва храма Христа Спасителя в Москве. Скоро в Нижнем Новгороде архитекторы и партийные бюрократы будут всерьез обсуждать вопрос о сносе части кремлевских стен и башен, обращенных на Советскую, бывшую Благовещенскую, площадь, о чем писала "Горьковская коммуна".

В это время и родилась идея увековечить память тех, кто в 1905 году, да еще в период войны с внешним врагом, демагогией, бомбами и террором пытался взорвать российскую государственность. Но не здесь в истории с монументом борцам самое интересное. А в том, что на его изготовление употребили красный гранит, ободранный с надгробий фамильного склепа знаменитых и некогда всеми уважаемых купцов и благотворителей Рукавишниковых, стоявшего в Крестовоздвиженском монастыре. Вот и выходит, что сегодня это памятник не столько борцам Пятого года (которые, чкстно говоря, вряд ли достойны памяти), а тем самым мародерам образца начала 1930-х.

Благородно инициировать установку на месте бывших Петропавловского и Крестовоздвиженского кладбищ мемориальных знаков с именами людей, действительно достойных. Ведь на них были погребены представители многих поколений нижегородской государственной, культурной и деловой элит. Можно инициировать возвращение исторических названий, например, улиц Осыпной, Дворянской, Мещанской, ибо в этих называниях – наша история. Только нашим горе-функционерам такое в голову не придет. Они отмывают монументы, хранящие недобрую память об историческом мародестве прежних времен.

Возвращаясь к конференции памяти Юрия Галая, хотелось бы отметить, что в ее программе явно не хватало доклада о исторической топонимии как предмете взаимодействия власти и общества. Или доклада с предложениями по программе восстановления памятников старины и архитектуры. Будем надеяться, что такие темы будут подняты в будущем.

Станислав Смирнов, член Общественной комиссии по топонимии в 1992-1996 гг., действительный член Общества "Нижегородский краевед".