Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Повторно репрессированные

О нижегородском купечестве и трактовке его облика автором скандальной книги

С.А. Смирнов, действительный член Историко-родословного общества в Москве

Моя заметка о презентации книги «Жизнь купецкая», недавно состоявшейся в Нижнем Новгороде, вызвала не только благожелательные отклики.  В одном из них прозвучала попытка взять под защиту (а точнее, вывести из-под критики) краеведа Игоря  Макарова, автора целого ряда скандальных публикаций о нижегородском дворянстве, чиновничестве, купечестве. В отклике в довольно эмоциональной форме заявлялось, что, упрекая Макарова в предвзятости и некорректности оценок, я был к нему не справедлив, ведь купцы-то, мол, выглядели далеко не «белыми и пушистыми», а были «жесткими дельцами», и поэтому, мол, все, что о них написано упомянутым краеведом, – истинная правда.




Перечитав еще раз книгу Макарова «Карман России» (а именно на нее я ссылался как на образчик необъективности и тенденциозности), я еще раз убедился в своей правоте и вновь заявляю, что все написанное мной о книге и ее авторе соответствует действительности.

Итак, книга «Карман России», Нижний Новгород: 2006 г. Уже в первой главе автор берет быка за рога и не жалеет красок для очернения родоначальников самого, пожалуй, именитого купеческого рода, Башкировых. Зачастую стиль книги развязный и беспардонный, смысл – оскорбительный. Матвей и Емельян Григорьевичи, в представлении краеведа, не просто «сообразительные, практичные и тароватые», они – самые настоящие жулики, и здесь, мол, и надо искать истоки их будущего успеха на ниве коммерции и производства.

Емельян, пишет наш краевед, «ухитрялся всякую заваль продавать за красную цену», Матвей «умел ловко объегоривать покупателей». Третий брат – об этом наш исследователь также знает наверняка – и вовсе считался в семье за «Иванушку дурачка».Ну, и так далее, и тому подобное. Из чего сии выводы следуют, на каких источниках основаны, не сообщается. В книге вообще нет ни одной ссылки на архивные фонды и дела.

Но вот «сообразительные и тароватые» решают выкупиться у помещицы , вдлвы генерал-майора В.Н. Лишевой на волю. Та идет навстречу и в 1847 году жалует Матвею и Емельяну вольные грамоты, соответственно, за 4000 и 8000 рублей. Замечу, что при крепостном праве крестьяне отпускались на волю не просто в силу нужды барина в деньгах. Богатый и предприимчивый крепостной – сам по себе хороший источник дохода, и обычно вольная давалась за те или иные «особые заслуги».

Характерный штрих: Матвей и Емельян, по словам автора книги, и не думают освободить от крепостной неволи своих отца и брата. И г-н Макаров ничуть не сомневается, почему. Причина - и в этом краевед ни разу не усомнился - возможна только одна, а именно: движимые корыстью Матвей и Емельян не видели в освобождении близких никакого проку, зачем же в таком случае деньги тратить? На добрый же поступок, считает Макаров, они были не способны.

Досужие домыслы? Несомненно. А чтобы у читателя не осталось на сей счет никаких сомнений, краевед подробнейшим образом описывает денежную тяжбу между генеральшей и обретшими гражданскую свободу крестьянами. В этом споре Макаров однозначно на стороне бывшей хозяйки. а точнее - на позиции против Башкировых. Генеральша – жертва обмана, крестьяне – жулики. И ничего, что суд не нашел в их действиях состава преступления, а лишь встал на сторону помещицы, да и то после генеральской апелляции, в вопросе о стоимости аренды. Дескать, тем хуже для суда. Все равно Башкировы – воры. Почему? Да ясное дело - судьям взятки давали, иначе и быть не могло.

Та же мнимая причина покладистости судей в пользу Башкирова (Матвея) приводится в описании хозяйственного спора Матвея Григорьевича с саратовскими купцами. И вновь во внимание принимаются только доводы противной стороны – оппонентов Башкирова. И хотя суд и здесь не нашел в их поведении ничего криминального, Макаров, скользя по раз и навсегда заданному обвинительному уклону, сам спешит вынести приговор: Башкировы – воры.

Примеров тенденциозности, очевидных натяжек в книге «Карман России»  хоть пруд пруди. С поистине хлестаковской легкостью Макаров рядит и судит, отпуская по адресу нижегородского купечества ярлыки один оскорбительней другого. Вот лексика, которую автор книги без достаточных на то оснований употребляет по адресу Емельяна Григорьевича Башкирова. «Не менее вороватый», «карабкался к богатству», «неуемный», при размышлении о пути к его богатству «становится по-настоящему страшно», «деформированная мораль», «готовый в любую минуту запустить руку в чужой карман», «буквально трясся над каждой копейкой», «скаредность стала неотъемлемой чертой его бытия»,  «чудовищная скупость», «живоглот-мукомол». В подкреплении этих выпадов и  инсинуаций автор-обличитель приводит... пару анекдотов, еще в советские времена затерявшихся в фондах музея М. Горького.

На старшего сына, Николая Емельяновича, отыскать даже такого компромата не удалось. Но не изменять же заданному вектору! И вот уже старшему представителю второй ветви Башкировых приписаны «две пагубные страсти» – «многочисленные любовницы и непомерное чревоугодие». На этот раз источником названы воспоминания некоего Кокушкина, сына механика башкировской мельницы. Правда, там, если судить по книге, описан всего один случай обильной трапезы Николая Емельновича.  Но для намеченной автором цели годится все – анекдот, эпиграмма, жалоба в суд, вообще, чьи-то субъективные суждения, нередко, пристрастные и лживые. А когда и их не хватает, можно просто взять и усилить умозрительный образ собственными крепкими словечками и надуманными обобщениями.

Все это во множестве присутствует в описании личности и деятельности среднего из Емельяновичей – Якова.  И здесь автор столь же азартно и, не особенно заботясь о доказательствах, сыплет на голову одного из самых уважаемых в Нижнем Новгороде промышленников, заслуженно снискавшего признание и почет у населения и властей своей плодотворной общественной работой и небывало щедрой благотворительностью. Вот лишь некоторые из макаровских «перлов»: «купчина», «с думцами обращался столь же бесцеремонно, как и со служившими у него приказчиками» (из чего это следует? – Авт.), «похвальба богатого сноба»...

Чтобы придать памфлету хотя бы видимость объективности, Макаров довольно подробно перечисляет достижения и заслуги Якова Башкирова. Его паровая мельница («Макарьевская») была образцовым предприятием. Яков Емельянович щедро жертвует на нужды образования, строит школы и храмы, попечительствует Кулибинскому речному училищу. В 1900-е годы он один из инициаторов и спонсоров постройки памятника императору Александру II, член комитета помощи больным и раненым воинам в русско-японскую войну…

Подчеркнем, что все благодеяния Башкирова-среднего перечислить сложно. Он удостоен четырех золотых медалей «За усердие», нескольких царских орденов, звания мануфактур-советника, много сроков подряд избирался гласным Городской думы. Одному из немногих ему пожаловано звание Почетного гражданина Нижнего Новгорода (среди таковых значились, к примеру, губернатор Баранов, министр Витте, купец-меценат Бугров) и – большая редкость для купцов – потомственного дворянина.

Все эти сведения невозможно замолчать, поскольку их легко отыскать в справочных книжках и адрес-календарях Нижнего Новгорода. Но как тут не добавить – даже не ложку, а целый ушат – дегтя. Несмотря ни на что, Яков Башкиров для нашего горе-биографа – «ни умом, ни образованием не блистал». Ладно бы, образованием (хотя это, скорее, в плюс великому нижегородцу, добившемуся столь многого вопреки недостатку грамотности). Но то, что Яков Емельянович не блистал умом – тут господин Макаров  и впрямь зарапортовался.

Подтвердить инсинуацию автор книги «Карман России» не может и компенсирует это сочной лексикой: «изображал деятеля правого толка», «здорово обмишулился», «выжига-купец», «свои миллионы зарабатывал… сводничесством". Или такой перл: "Никакие комплексы вины не тревожили душу богатея - Башкиров хорошо запомнил усвеннную еще в дествое от отца истину: стыд не дым - глаза не ест". Опускаясь до таких "свидетельств", автор ничуть не заботится о том, чтобы подкрепить их серьезными доказательствами. В книге, повторим, вообще нет никаких ссылок на архивные источники, зато много голословных обличений, усиленных субъективными, полными желчи характеристиками и хлесткими ярлыками.

В целом в книге Макарова перед читателем проходит целая череда русских купцов XIX-XX столетий. Вырисовывается этакий собирательный образ купца-«живоглота», «выжиги», «прохиндея», безнравственного и неразборчивого в средствах стяжателя, часто нечистоплотного в семье и быту. Подобными эпитетами автор награждает не только Башкировых, но и многих других уважаемых деятелей Нижнего Новгорода и членов их семей (А.М. Губина, семейство Бугровых, Ф.А. Блинова, Д.В. Сироткина, С.И. Жукова, И.М. Рукавишникова и др.).

Книге присущи не только тенденциозность, но и в определенном смысле односторонность. Предисловие к ней написано Б.М. Пудаловым, ныне руководителем областной архивной службы, перу которого, к слову, также принадлежит книга, где нижегородскому купечеству уделено немалое внимание. Называется она «Евреи Нижнего Новгорода». Там, как следует из заголовка, речь не о купцах, вообще, а лишь одной из групп этого сословия. В книге Пудалова не найти ни фактуры, ни лексики, отобранных соработником автора Макаровым для прочих групп, выдержана она в хвалебных тонах, и лексика там совершенно иная.

Характерно, что Макаров попросту исключил названную этническую группу из своего «исследования». А между тем, купцы еврейской национальности были густо представлены в торгово-промышленном классе Нижегородской губернии в начале XX века. Опровергая миф о еврейском бесправии и угнетении, правая газета «Козьма Минин» в заметке 2Именитое купечество, напечатанной 22 февраля 1914 года, поместила список нижегородцев – купцов 1-й гильдии и потомственных почетных граждан. В списке мы видим характерные имена и фамилии: Лейзерт Аврух, Мейер Алешников, Бейля Берхина, Ефроим Брусин, Давид Виленкин, Шмуйла Виленкин, Ехиель Воронов, М. Гуревич, Симон Гуревич, Мовша Гинзбург, Лейзер Гинзбург, Елья Глинкин, Моисей Гринвальд, Вульф Дембо, Иуда Миркин, Шмерка Мнухин, Иссак Минц, Шая Неймарк, Григорий Поляк и так далее по алфавиту. Из 56 составивших перечень богатейших купцов только четверо оказались русскими. Не берусь утверждать, что обнародованные органом губернского отдела Союза русского народа данные дают исчерпывающую информацию о деловых кругах Нижнего Новгорода той поры. Но факт большого и даже несоразмерного с долей евреев в населении участия их в экономической жизни края очевиден (подробнее об этом здесь:
https://smiroslav.livejournal.com/tag/%D0%A0%D0%9A%D0%9F(%D0%B1)

В главе, посвященной мукомолам и благотворителям Буровым скорый на обобщения и поспешные выводы  Макаров пишет, что ныне российское общество, растерявшее коммунистчиские идеалы, пытается обрести новых кумиров. "Кто-то в исступлении вопит о дворянской этикуе и чести, - пишет он, - предлагает восстановить ранее низвергнутую монархию, а кто-то образцы для подражания находит в купцах-меценатах". И далее: Ни сами Бугровы, ни им подобные по своим моральным качествам не сособны претендовать на такую роль".

Не обладали такими качествами, если верить Макарову, и нижегородские дворяне, чиновники, чины полиции, Корпуса жандармов и т.п. Доказательства этому в изобилии приволятся в другом сочинении бойкого краеведа - книге "Губернаторы и полицмейстеры". И в ней те же перехлесты, ярлыки, оскорбления. И никаких ссылок на серьезные источники.

В столь нелестных оценках Бугровых, Башкировых, Рукавишниковых, да и едва ли не всего руководящего слоя императорской России, проглядывают не только идеологическое кредо автора антикупеческой саги, но и его страх перед тем, что общество постепенно освобождается от идеологической мороки, насаждавшейся партийным агитпропом в течение почти целого столетия. Надергав из разного рода мутных источников "доказательств" аморальности тогдшней общественной элиты, Макаров спешит вынести ей повторный обвинительный приговор, в сущности, доказывая правомерность обрушившихся на нее после 1917 года грабежа и репрессий.

Можно согласиться, что всякая идеализация противоречит исторической правде. В полной мере это относится как к русскому купечеству, так и любым другим сословиям и группам общества. Однако, показ отдельных негативных примеров не должен превращаться в однобокость, критический подход – в тенденциозность, а все вместе – в самоцель. Иначе это будет восприниматься как исполнение заказа, призванного задним числом оправдать безжалостное уничтожение самого креативного класса дореволюционной России.

Нижний Новгород в объективе Максима Дмитриева

Золотой век приволжской столицы

Сколько писано-переписано красными борзописцами о царской России как будто бы "тюрьме народов", "лапотной", "тёмной", "отсталой" стране, где, мол, хорошо жилось только кучке помещиклов и капиталистов, а весь остальной, "забитый", народ пребывал в "невежестве", подвергался "эксплуатации" и перебивался с хлеба на квас...

В то же время за железным занавесом умолчаний и откровенной лжи скрывалась Россия подлинная: трудовая, образованная, творческая, устремленная в будущее. Да, было немало проблем - экономических и социальных, но скажите, в какое время и в какой стране их нет? Воистину, все познается в сравнении, и факты из жизни Российской империи начала XX века говорят сами за себя. В то время наша Родина была пятой в мире по уровню экономики и первой - по темпам хозяйственного развития. Была житницей мира, экспортируя зерна больше, чем США, Канада и Аргентина вместе взятые, бурным темпом развивались ее промышленность, сельское хзозяйство, кооперация, образование, культура, отмеченная "серебоянм веком".

В России открывалось 10 000 школ ежегодно, население прирастало по 2 млн человек в год, росло его благосостояние, увеличивались накопления, в обращении был золотой рубль - одна из самых "твердых" валют мира. Строились новые заводы, железные дороги (Транссибирская магистраль длиной почти 10 тыс. км!), электоростанции (план ГОЭЛРО был составлен при Николае II), великолепные здания. Даже в селах появлялось много импозантных каменных домов, принадлежащих зажиточным крестьянам, их и сегодня можно увидеть где-нибудь в Останкине или Кадницах.

Повторю: Россия не была сказочной страной "с молочными реками и  кисельными берегами". Но развивалась стремительно, и успехи были очевидны, причем достигались они без кровавых репрессий и миллионных жертв. Дмитрий Менделеев предсказывал нашему Отечеству к середине XX века население в 500 млн чел. и лидирующие позиции в мире.

Катастрофа 1917 года столкнула нашу Родину со столбовой дороги нормального развития. Но в национальной памяти та, великая и процветающая Россия с самобытным укладом жизни и высоким уровнем религиозной нравственности, осталась. Она запечетлена в книгах, на картинах, в прозведениях фотографов.

Великий светописец Максим Дмитриев сохранил для потомков дореволюционный облик Нижнего Новгорода. Давайте вместе всмотримся в его очертания и проникнемся его красотой.








































































 

Орел с подрезанными крыльями

О деятельности общества "Двуглавый Орел" в Нижегородской области"

Некоторое время в Нижнем Новгороде было создано региональное отделение общества развития русского исторического просвещения "Двуглавый Орел". Его девизом стали слова "Вернуться в Россию", а основными задачами - развенчание лживых либерально-большевистских мифов о прошлом нашего Отечества. Важной составной частью такой работы стало противодействие необольшевистской пропаганде, усилившейся в России в последние годы под флагом "ресоветизации". Однако в Нижегородской области "Двуглавый Орел" себя не проявил. За время, истекшее с момента создания местного отделения, не состоялось ни одного значимого проекта. Просвещение если и шло, то в форматах давно опробованных и по большому счету без участия новоявленной организации. О ней и ее лидере в городе и области никто даже по-настоящему не узнал.

Вместе с тем на общероссийском уровне "Двуглавый Орел" действует довольно активно. Заслуга в этом и его отца-основателя Леонида Петровича Решетникова (генерал-лейтенанта Службы внешней разведки в отставке, видного историка и общественного деятеля). И его команды (Артур Атаев, Михаил Смолин, Дмитрий Володихин и др.). Они сформировали сильный интеллектуальный центр (в т.ч. Экспертную комиссию, членом которой я имею честь состоять), ведут издательскую деятельность, создали неплохие сайты и тематические группы, инициировали сеть местных отделений. Сам Решетников, а также Смолин, др. активисты выкладывают в ютубе свои беседы на исторические темы, ведут жесткую полемику с красными пропагандистами.

В начале 2017 г. Л.П. откликнулся на мою просьбу во время нашей встречи в Н. Новгороде и помог напечатать доп. тираж книги о репрессиях, за что я ему очень благодарен. Активно действует ряд отделений на местах (Приморье, Владимир и др.). Все это думаю, следует проецировать в регионы, создавая такие же структуры и ведя подобную деятельность, но в местном разрезе.

Увы, в Нижнем Новгороде Двуглавый Орел оказался анемичным, если не мертворожденным. Его попросту нет в публичном пространстве. Нет полемики. Нет громко заявленных инициатив. Нет значимых проектов. А есть по сути имитация деятельности. Причем какой-то полуподпольной, если говорить о лидере местного отделения.

Как возникла организация в Нижнем, чем себя проявила?
В начале прошлого года ко мне обратился шапочный знакомый С.В. Фадеев с просьбой поучаствовать в создании рег. отделения. По его словам, "его попросили" заняться этим, а Л. Решетникову - "рекомендовали" его кандидатуру.

Ну, попросить мог глава общества, а вот кто рекомендовал Решетникову сию креатуру, остается загадкой. Не думаю, что С. Фадеев входил в круг знакомых известного разведчика, генерал-лейтенанта СВР, до января 2017 г. - директора Института стратегических исследований при Президенте РФ.

Выбор Решетникова, как показала жизнь, был крайне неудачным. У Фадеева не оказалось необходимых для организации и ведения исторического просвещения качеств, способностей генерировать идеи, организовать дело, заставить звучать имя Дв. Орла в обществе, добиваться реального, а не показного результата. Уже созванное им организационное собрание выглядело как-то несерьезно: пришло несколько лиц, может, и симпатичных ( в личном плане), но от задач исторического просвещения и воплощения их в жизнь довольно далеких (видимо, личных знакомцев Сергея). Они, за неимением других, и вошли в протокол. (Меня избрали членом Совета, а позднее - делегатом на Всероссийское собрание, где я был избран членом Экспертной комиссии общества). Создать группу историков-интеллектуалов не вышло. Процесс, как говорится, не пошел...

Имея достаточный опыт и определенные результаты в сфере исторического просвещения, я предложил Сергею целый ряд направлений, конкретных идей и проектов. В частности, по изданию книг, публикациям в журналах, интернет-ресурсах, установке памятных досок. Составлял тексты писем и обращений, писал статьи. В этом, в сущности, и состоит историческое просвещение. С. Фадеев охотно мои наработки принимал, идеи записывал, оформлял в планы работы и отправлял в Москву, получая похвалы от начальства.

Только вот с реализацией планов под его руководством дело почти не шло. Публикации выходили как правило из-под моего пера (они и без ДО были во множестве). Какие-то инициативы, например, по переименованию улиц, выдвигали др. организации, но не Дв. Орел. С. Фадеев всячески избегал вброса возглавляемой им организации в публичное пространство, мотивируя это тем, что "чиновники не поймут", их отпугнет "монархизм" и т.п. Мои возражения, что, мол, Л. Решетников-то этого не боится, Фадеева не убеждали. Он решительно воспротивился почину по возвращению пл. Лядова ист. названия "Монастырская" как якобы несвоевременному. Обращение топонимической комиссии при Союзе писателей поддержать отказался.

Может, эта его "дипломатичность" приносила плоды? Увы. По моему предложению С. Фадеев обратился к руководству Госбанка с идеей установки памятной доски в честь Николая II к 105 летию его визита в Н. Новгород и 100-летию расстрела Царской семьи. Идея была хорошая, понравилась в Москве, в случае успеха она могла вызвать сильный резонанс в Нижнем, поднять престиж ДО. Но опять же письмо было направлено не от "Орла", а от группы нижегородцев (я его тоже подписал). Сергей и тут постеснялся "светиться". Результат такой осторожности оказался нулевым.

То же и с издательскими проектами. На них руководством местного ДО не было добыто ни копейки. Проекты как и ранее реализовало наше краеведческое общество "Отчина". На 1918 г. С. Фадеев предложил мне подготовить большой план книгоиздания, не стесняясь в количестве и тиражах. Я предлагал ограничиться сборником о Гражданской войне, попросить у ДО в Москве хотя бы небольшую сумму. Результат - снова нулевой. Сборник мы издали на свои средства, без ДО. (Похоже, С. Фадеев информировал Москву, что "Смирнову нужны от Дв. Орла только деньги", но могу конечно ошибиться. Пишу так, потому что С. Фадеев не раз в запальчивости мне это говорил). Понимаю, если бы деньги просились на личное вознаграждение, на какие-то фуршеты и тусовки. Но они пару раз просились исключительно на осуществление уставной деятельности ДО, под конкретный проект. Причем в самом скромном размере, например, на приобретение десятка наших книги для передачи их от имени Дв. Орла библиотекам.

Деятельность С Фадеева акцентировалась на контактах с местными священнослужителями РПЦ. Да еще на усердной фотосъемке на разного рода публичных мероприятиях. Не видел ни одной публикации, ни одного выступления С. Фадеева в эфире с пропагандой идей и воззрений общества ДО. От полемики с красными пропагандистами он решительно отказался. Когда небезызвестный журналист Андрюхин выступил в интернете с беспардонной статьей, чернившей Л.П. Решетникова, ответить нападавшему отказался, мотивиров это так: Андрюхин - человек скандальный и вроде как опасный, у него свой сайт и в случае чего его критикам не поздоровится.

Странная позиция. Странное "историческое просвещение".

Надеюсь, что Сергей Владимирович проанализирует мои критические замечания. И возьмется за организацию действенного, обращенного на разные целевые группы (а не только православных, которых в сущности и агитировать-то незачем) истпросвета на нижегородской земле, по образцу, заданному московским центром общества Двуглавый орел.

Сливаясь по регионам в единый поток, такая работа даст желаемый эффект в масштабах всей России. Станет заметным явлением в нашей непростой общественной жизни. Со своей стороны готов и дальше всемерно помогать руководителю регионального отделения. Идеями, инициативами, планами, конкретным участием. Если конечно он за такой помощью обратится.

Станислав Смирнов, председатель исторического общества "Отчина",
член Экспертной комисии общества "Двуглавый орел"

Топонимический ликбез. Кто он, Михаил Фрунзе?

В Нижнем Новгороде есть улица Фрунзе. Нет, бывший красный главком и завоеватель белого Крыма не жил в нашем городе и тем более ничего хорошего для него не сделал. Просто он, по логике горьковских чиновников, был выдающимся военачальником, а возможно, и жертвой культа личности Сталина. И этого оказалось более чем достаточно, чтобы переименовать улицу Кизеветтерскую (Георг Кизеветтер - выдающийся нижегородский зодчий, украсивший город многочисленными архитектурными шедеврами) в улицу Фрунзе.


По-видимому, та же логика в свое время привела к появлению в Нижнем улиц Дзержинского и Уншлихта, Землячки и Урицкого, Литвинова и Либкнехта - имя им легион. Так кто же он, этот Фрунзе? Википедия сообщает, что по национальности он был молдаванин, что "учился в политехническим институте" в Петербурге, в 1905 году возглавлял боевую дружину, прибывшую в Москву из Шуи и Иваново-Вознесенска для участия в кровавом декабрьском мятеже. За уголовные преступления, в т.ч. покушения на убийство полицеского урядника, приговаривался к каторге.

В 1917 г. снова боевик, уже в Минске, и в этом качестве участвует в новом кровавом мятеже. В период зачистки Ярославля от повстанцев (лето 1918 г. ) Фрунзе - военный комиссар округа. В 1919 г. руководит операциями по разгрому армии А.В. Колчака на Восточном фронте, в 1920 г. - главнокомандующий при взятии Крыма. Известен своим приказом с обещаниями прощения и сохранения сдавшимся офицерам-врангелевцам. Однако "честное" слово "красного бонапарта" было вероломно нарушего, и в Крыму всевозможные особотделы и ЧК расстреляли не менее  50 000 русских офицеров, военных чиновников, гражданских - цвет нации. Катынь с ее истреблением офицеров-поляков отдыхает.

Кое-кто склонен оправдывать Фрунзе, мол, во всем виноваты Ленин, Троцкий, Бела Кун и Землячка. Но вот вам еще один приказ Фрунзе. В нем вы обнаружите тот же почерк. Палаческая беспощадность и кровожадность - неотъемлемые черты человека, прославленного в названии одной из улиц исторического ядра Нижнего Новгорода, а также в бесчисленных названиях горных вершин, городов, районов, улиц, площадей, училищ, вузов, теплоходов  и проч., и проч.

ДОКУМЕНТ
Приказ командующего 4-й красной армией М.В. Фрунзе:
5 февраля 1919 г.

На основании приказа Командующего 4-ой армией и Уральского Революционного Комитета объявляется для руководства Советов нижеследующая инструкция:

§ 1 . Все оставшиеся в рядах казачьей армии после 1-го марта объявляются вне закона и подлежат истреблению.

§ 2. Все перебежчики, перешедшие на сторону Красной Армии после 1 марта, подлежат безусловному аресту. Чрезвычайной Комиссии предлагается строжайшим образом расследовать обстоятельства их перехода.

§ 3. Все семьи оставшихся в рядах казачьей армии после 1-го марта объявляются арестованными и заложниками.

§ 4. Объявленные заложниками поступают на учет местного Совета; членам указанных семей и их имуществу производится учетная перепись.

§ 5. Выезд семьям и их членам, объявленным заложниками, безусловно воспрещается.

§ 6. Все члены семей, объявленных заложниками, дают во исполнение § 5 подписку.

§ 7. В случае самовольного ухода одной из семей, объявленных заложниками, подлежат расстрелу все семьи, состоящие на учете данного Совета.

§ 8. В случае самовольного ухода одного из членов семьи, объявленной заложниками, подлежат расстрелу все члены данной семьи.

§ 9. Имущество расстрелянных конфискуется и распределяется среди бедняцкого населения.

§ 10. Выполнение пунктов настоящей инструкции возлагается на сельские и волостные Советы.

§11. Право наказания по § 7 и 8 настоящей инструкции принадлежит Чрезвычайной Комиссии.

§ 12. Все сражающиеся против Красной Армии с оружием в руках и перебежчики, перешедшие после 1 марта и освобожденные из-под ареста, лишаются права голоса, находясь на положении деревенской буржуазии.

§ 13. Местным Советам предоставляется право ходатайствовать о возвращении перебежчикам избирательных прав.

С подлинным верно: Управ. Делами Ревкома

Копия верна;
Секретарь Каз. Отд. ВЦИК
Ив. УЛЬЯНОВ

ГАРФ. Ф.1235. Оп. 84. Д.9. Л.526.а.

ТВОРЦЫ ПОБЕДЫ Как в Нижнем Новгороде (тогда г. Горьком) ловили германских шпионов и диверсантов.…

Нижний Новгород на фотографиях Максима Дмитриева

Выдающийся русский фотохудожник Максим Петрович Дмитриев (1858-1948) увековечил Нижний Новгород рубежа 19-20 веков. Глядя на эти восхитительные снимки, не веришь глазам своим: так прекрасен был наш город! Можно только удивляться тому, как бурлила в нем разнообразная хозяйственная и культурная деятельность, сколь открыты и приветливы были лица его жителей, сколько таланта и вкуса было вложено в застройку и украшение его улиц и площадей. Тот добрый старый Нижний канул в небытие, но работы гениального светописца навсегда запечатлели его удивительный облик минувшей царский эпохи. Красивые дома, красивые улицы, площади, откосы и съезды, красивые обитающие в городе люди.

Улица Большая Покровская


Вид на Рождественскую часть и волго-окскую стрелку


Здание окружного суда


Чины нижегородской полиции с полицмейстером Андреем Леонидовичем Комендантовым (сидит третий справа)


Улица Рождественская и нижегородский трамвай. На заднем плане - церковь Космы и Дамиана


Мариинский женский институт


Панорама Нижнего Новгорода с видом на кремль и Нижне-Волжскую набережную


Нижегородский кремль с Михайло-Архангельским и кафедральным Спасо-Преображенским соборами и Успенской церковью кадетского корпуса (в центре)


Войска гарнизона маршируют по Московской улице к вокзалу Московско-Нижегородской железной дороги


Большая Покровка и Театральная площадь


Плашкоутный мост и Похвалинская городская электростанция


Максим Дмитриев и его семья


Семья православного батюшки


Павловские промышленники Василий и Алексей Теребины


Дочь уездного предводителя дворянства Надежда Александрова с подругой


Подборка фотографий и пояснительный текст Станислава Смирнова.
(Конец первой части).

Нижегородские тайны: история органов госбезопасности

"Дочерним" для сайта "Нижегородские тайны" является специальный тематический ресурс "Нижегородские тайны: история органов госбезопасности".

Только в нем вы найдете подробные сведения о кампаниях красного террора и репрессиях 1930-х годов, бушевавших на территории Нижегородской области.

Найти "дочерний" ресурс можно по ссылке http://zaton50.livejournal.com/, легко отыскать его и с помощью поисковой систему "Яндекс".

Статьи написанные на материале нижегородских архивов, уникальные фото из местных хранилищ и частных коллекций - все это блог "История органов госбезопасности". Среди опубликованных на сайте статей выделим следующие:

Красный террор в Нижегородской губернии. Часть 1
Красный террор в Нижегородской губернии. Часть 2
Красный террор в Нижегородской губернии. Часть 3
Красный террор в Арзамасе
Мятеж в Богородском. Крах мифа о диктатуре пролетариата
Курмышский мятеж 1918 года
Муромское восстание 1918 года
Сергачский расстрел
Отряд Семеновской ЧК приговаривал к расстрелу голосованием
Жизнь и смерть Алексия Нейдгарта
Гибель павловского промышленника Пухова
Латышский фактор
Кто организовал нижегородский расстрел?
Разгром Нижегородской стрелковой дивизии
Разгром нижегородской дивизии. Эпилог
Дело директора кадетского корпуса Жилинского
Дело балахнинского исправника Вуколова
Судьба инженера Сергея Хренникова
Паспортизация в Горьковском крае
Репрессии в УНКВД Горьковской области
Анатомия террора. Документ № 1
Анатомия террора. Документ № 2
Анатомия террора. Документ № 3
Реабилитированы жертвы ленинских репрессий
Реабилитированы жертвы красного палача Лациса
Реабилитированы жертвы красного террора

Опубликовано на других сайтах

О реабилитации начальника НГЖУ Ивана Петровича Мазурина
И явное стало тайным (о судьбе муромчанина Алексея Жадина)
Гуманность замедленного действия ( о реабилитации 37 жертв красного террора)
Реабилитированы посмертно (о реабилитации 19 жителей с. Емангаши)
Взлет и падение "Волгаря"
Конвейер террора: статистика (репост с сайта "Нижегородские тайны")

Дети Юровского. В Нижнем Новгороде украли иконы с Царского креста

В Нижнем Новгороде похищены пять икон с Покаянного царского Креста. Акт вандализма совершен 16 июля. Как сообщил организатор Крестных ходов Михаил Рубцов, Покаянный крест был установлен в 2010 году в сквере у пересечения улицы Малой Покровской и Похвалинского съезда.



Ежегодно в день рождения Царя 19 мая у святыни совершается чин народного покаяния за грех цареубийства и другие церковно-общественные мероприятия.

Пять керамических икон были изготовлены в одной из художественных мастерских Нижнего Новгорода и освящены в праздник Казанской иконы Божьей Матери в 2015 году. Стоимость изготовления икон составила, по словам Михаила Рубцова, 10 500 рублей, деньги собирали всем миром, обычно по 50-100 рублей, жертвователями стали свыше ста нижегородцев. Народную инициативу поддержала Нижегородская областная организация Союза писателей России.

На иконах изображены лики святого мученика Николая II, Угодников Божиих, мотивы Голгофы и воскрешения Святой Руси. Православная общественность Нижнего Новгорода расценивает кражу икон как ритуальный акт кощунства и надругательства над памятью святых страстотерпцев. Корыстные, иные бытовые мотивы преступления исключаются, на что однозначно указывает время его совершения – канун годовщины злодейского убийства царской семьи. Направлено соответствующее заявление в полицию.

В прошлом левацкими организациями совершались акты кощунства в отношении памятников последнему российскому Императору, в частности, в 1997 г. в подмосковном селе Тайнинском одной из экстремистских групп был взорван монумент Николаю II работы скульптора В.М. Клыкова.

Союз "Белое Знамя" в Нижнем Новгороде. Противодействие смуте

В одной из недавних публикаций мы рассказали о Нижегородской патриотической дружине, созданной в качестве военно-полицейского отряда губернскими властями в критические дни противостояни с террористической красной сотней в декабре 1905 года. В Патриотичскую дружину записались законополсушные граждане, готовых с оружием в руках защищать от революционных громил закон, порядок и собственый дом.


Там были отставные и запасные воинские чины, молодежь из разных социальных слоев. Были и члены недавно созданного на волне многопартийности народно-монархического союза "Белое Знамя". Для белознаменцев ратное дело не было характерным занятием. Согласно устава организации, зарегистрированного в январе 1906 года, цели и задачи Союза замыкались на просветительской, благотворительной и иной общественной деятельности сугубо мирного характера.


Чтобы подчеркнуть этот непреложный факт и выбить почву из под ног демагогов, почетный председатель Союза викарный епископ Исидор выступил в печати с разъясненим, что члены "Белого знамени" участвуют в Патритической дружине в частном порядке и ни в коем случает не делегированы туда Союзом. Видя в белознаменцах серьезную и притом глубоко народную силу, лево-либеральная печать не жалела дегтя для ее дискредитации. В устах левых журналистов понятие "черносотенец" было равнозначно хулигану и погромщику. Между тем, и в нижегородском Союзе "Белое Знамя", и в головном "Союзе Русского Народа" (в 1906 г. белознаменцы объявят себя губернским отделом "СРН") не было никаких погрмощиков (видимо, демагоги перепутали "черную" сотню с красной). Среди лидеров "СРН" мы видим выдающихся россиян доктора А.И. Дубровина, профессора Никольского, крупного ученого Замысловского, целый ряд видных журналистов и литераторов, к Союзу примыкали и в нем участвовали художник Виктор Васнецов, химик Дмитрий Менделеев. Характерным является участие в Союзе Русского Народа в ст олицах и в проывинции большого количества православных священослужителей, кторых трудно заподозрить в приверженности к насилию. В рядах союзников тех лет мы найдем и "всероссийского батюшку" Иоанна Кронштадтского, и будущего партиарха Тихона. Не была исключением и Нижегородская губерния. Нижегородский губернский отдел СРН, получивший название Георгиевского, а затем Георгиевско-Мининского, был по составу всесословным, объединяя в своих рядах и православное духовенство, и интеллигенцию, и выходцев из торгово-промышленного сословия и простонародья. Отметим, что и на Сормовском заводе, где было силным влияние эсеров, анархистов и большевиков (преимущественно в среде малоквалифированных и малокультурных масс), действовал отдел Союза Русского Народа имени Михаила Архангела во главе с мастеровым Семеном Кузьмичем Колотковым.


В качестве иллюстрации к сказанному мы публикуем документ - список личного состава Комитета Союза "Белое Знамя", сложившегося на момент его создания и регистрации Устава. В дальнейшем менялись и этот состав, и лидеры организации, но неизвменным оставался ее народный характер.

Личный состав Комитета Союза "Белое Знамя" в Нижнем Новгороде на 1-е февраля 1906 года

Почетный председатель Комитета - преосвященный Исидор, епископ Балахнинский, викарий Нижегородской епархии.
Председатель и казначей Комитета - Алексей Александрович Хохлов, нижегородский купец.
Товарищ председателя Комитета - Александр Михайлович Михалкин, нижегородский мещанин.
Члены Комитета:
Виноградов Павел Семенович, действительный статский советник.
Троицкий Петр Григорьевич, доктор медицины, коллежский советник.
Священник Николай васильевич Орловский, настоятель Живоносновской церкви.
Священник Петр Александрович Альбицкий, при нижегородской Петропавловской церкви.
Священник Владимир Васильевич Серебровский, настоятель Свято-Духовской единоверческой церкви.
Священник Александр Григорьевич Троицкий, при нижегородском Крестовоздвиженском монастыре.
Священник Петр Ильич Ласточкин, при общежитии Нижегородской духовной семинарии.
Разумов Михаил Алексеевич, делопроизводитель Нижегородской епархии.
Карташов Константин Павлович, нижегородский мещанский староста.
Поярков Николай Ильич, нижегородский купец.
Васильев Степан Макарович, нижегородский мещанин.
Чесноков Никандр Дмитриевич, нижегородский мещанин.
Сорокин Максим Степанович, нижегородский мещанин.
Черноласкин Николай Михайлович, нижегородский мещанин.
Дятлов Василий Васильевич, нижегородский мещанин.
Гундобин Дмитрий Михайлович, крестьянин.
Смирнов Иван Флегонтович, нижегородский мещанин.
Зверев Алексей Алексеевич, нижегородский мещанин.
Шитов Павел Александрович, фельдшер при Нижегородской Александровской городской лечебнице.
Васильев Леонид Дмитриевич, надворный советник.
Терентьева Вера Филипповна, нижегородская мещанка.
Мышатин Петр Афанасьевич, крестьянин.
Мельников Николай Николаевич,
нижегородский мещанин.
Стрелков Гавриил Минаевич,
нижегородский мещанин.
Черноласкин Павел Михайлович, нижегородский мещанин.
Делопроизводитель Комитета Горшенков Иван Африкантович.


Комитет помещается в Нижнем Новгороде, ул. Большая Покровская, дом № 20, в Мещанской управе.

Источник: ГКУ Центральный архив Нижегородской области. Ф. 5 (Нижегородское губернское правление). Оп. 50. Д. 17191.

Станислав Смирнов, действительный член Историко-родословного общества в Москве.